3 августа 1775 года Екатерина II издала манифест о ликвидации Запорожской Сечи, а 30 июля 1776 г. архимандрит Соловецкого монастыря Досифей отчитался о принятии «государственного преступника» — последнего атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского «на пожизненное заключение». Что происходило в умах и душах заключенных Соловков, что они теряли, а что приобретали, следуя своим скорбным путем? Ведь не «только страшной, зияющей ямой, полной крови и растерзанных тел…», по словам Бориса Ширяева, были Соловки в один из наиболее трагических периодов русской истории, но и местом, где «стоны родили звоны, страдание – подвиг, а временное сменилось Вечным…»

Kalnyshevsky

Петр Калнышевский — последний кошевой атаман Запорожской Сечи, узник Соловецкого монастыря (1776-1801). 1801-1803 до своей смерти в возрасте 113 лет жил на Соловках по собственному желанию

ПЕТР ИВАНОВИЧ КАЛНЫШЕВСКИЙ был военным есаулом, судьей Войска Запорожского низового. В 1762 году избран старшиной кошевым атаманом. Последний кошевой атаман Запорожской Сечи. Проявил себя как выдающийся государственный, политический, дипломатический и военный деятель. Велика его роль в создании экономической базы казачьей республики. Благодаря его ходатайствам в дикой запорожской степи появлялись новые хутора и села, проводились активные мероприятия по возрастанию значимости Государства Запорожского. Все запорожские владения, или «вольности», занимали огромную территорию, где были 45 сел и 1600 хуторов. Калнышевский финансировал строительство пяти церквей на Роменщине, Межигорского монастыря неподалеку от Киева (тот самый, на месте которого располагалась резиденция В. Януковича-ред.) В 1770 году за особые заслуги в боях против турецких войск (Русско-Турецкая война) всему войску Запорожскому была объявлена благодарность за отвагу, самого же атамана наградили высшей наградой империи — орденом Андрея Первозванного. Называя его «неразлучным другом», Г. Потемкин писал: «…уверяю вас чистосердечно, что ни одного случая не пропущу, где усмотрю принести любую желаниям вашу выгоду, на справедливости и крепости основанную». Но менее чем через год Запорожская Сечь будет уничтожена именно усилиями Г. Потемкина.

Памятник П. Калнышевскому в с. Пустовойтовка Роменского района Сумской области (Украина), где родился благочестивый казак

3 августа 1775 года Екатерина II — императрица Российской империи (в состав которой входила тогда Украина) издала манифест, в котором написала «что нет теперь более Сечи Запорожской в политическом ея уродстве». 6 пунктов манифеста обвинили запорожцев в захвате и присвоении чужой собственности и попытке создать независимое управление. Вместе со старшиной Калнышевский был арестован и по предложению Потемкина пожизненно сослан в Соловецкий монастырь. 30 июля 1776 архимандрит Соловецкого монастыря Досифей отчитался о принятии «государственного преступника». Соловецкий монастырь с XVIII в. стал местом заключения политических заключенных и религиозных диссидентов. А монастырская братия выполняла роль надзирателей и духовников арестантов. Известный историк — исследователь Дмитрий Яворницкий, пользуясь документами, найденными в Соловецком монастыре, попытался обозначить конкретные места пребывания Калнышевского в заключении. Общий вывод его был таким: « Калнышевский сидел не в остроге и не в яме башни, где содержались самые тяжкие преступники «а в монастырской келье, того самого дома, где жила и вся братия монастырская, начиная с архимандрита и кончая простыми трудниками» (С. 6-7). последнего кошевого не могли держать в земляных ямах, хотя бы потому, что, как, например, в Корожний башне, ямы были замурованы еще в 1742 ( С. 11). Собственно, это подтверждается и данными позднего исследователя Г. Г. Фруменков. Запорожский атаман относился к «государственным преступникам», а не к тем, кто совершил преступление против религии и морали. Более того, кошевого удерживали как знатного узника. В Соловецком заточении религиозность П. Калнышевского еще более усилилась и дала духовные плоды. Вел он себя смиренно и набожно, чем снискал уважение у монахов, и до конца жизни сохранил ясный ум и память. В ответ на подаренную ему свободу Александром I в 1801 г. кошевой отвечает, что и «здесь оной (свободой) наслаждаюсь в полной мере». Судя по всему, он достиг той духовной свободы, которой стремится достичь каждый православный христианин. П. КАЛНЫШЕВСКИЙ пишет в 1801 г.: «Залишок днів моїх присвятити в служінні Єдиному Богу в цьому блаженному усамітненні, до якого через двадцятип’ятирічний час мого тут перебування звик я абсолютно, в обителі сій чекати зі спокійним духом кінця мого життя»

31 октября 1803, в мире с людьми и Богом, почил последний запорожский кошевой атаман. Об особом почитании братией Соловецкого монастыря Петра Калнишевского свидетельствует тот факт, что его похоронили на почетном месте — южном дворе Спасо-Преображенского собора при Успенской церкви, рядом со знаменитым духовным и политическим деятелем периода Смутного времени преподобным Авраамием Палицыным и соловецким архимандритом Феодоритом. А в 1856 по указу архимандрита, на могиле Калнышевского установлена ​​плита с эпитафией и содержит краткое жизнеописание атамана.

Надгробие последнего кошевого атамана Запорожской сечи П.Кальнышевского в Соловецком монастыре.

«Здесь погребено тело в Бозе почившего кошевого бывшей некогда Запорожской грозной Сечи казаков атамана Петра Кальнишевского, сосланного в сию обитель по Высочайшему повелению в 1776 году на смирение. Он в 1801 году по Высочайшему повелению снова был освобожден, но уже сам не пожелал оставить обитель, в коей обрел душевное спокойствие смиренного христианина, искренно познавшего свои вины. Скончался 1803 года, октября 31 дня, в субботу 112 лет от роду смертию благочестивою, доброю.»

Иконописный образ св. прав. Петра Калнышевского (+1803) — узника Соловецкого монастыря. В 2015 г. УПЦ причислит П. Калнышевского к лику месточтимых святых Запорожской епархии

Архиепископ Запорожский и Мелитопольский Лука, председатель Синодального отдела УПЦ по делам пастырской опеки казачества Украины и духовно-физическому воспитанию молодежи:

— Вся духовная сила христианской натуры последнего запорожского кошевого проявилась в смиренном и безропотном принятии от Господа своего креста в период Соловецкого заточения, здесь имеется ввиду моральные страдания человека, невинно обвиненного, лишенного всех гражданских прав и свобод и заключенного в узы в течение более 25 лет. В этом христианский подвиг веры Петра Калнышевского можно сравнить с подвигом веры ветхозаветного Иова Многострадального и прп. Марии Египетской.

Читайте также: Петро Калнишевський. Шлях від кошового отамана до благочестивого старця

АВТОПРОБЕГ УПЦ Запорожье-Соловки: 31 июля запорожский архиепископ Лука отслужил Литию на месте первого захоронения Тараса Шевченко в Санкт-Петербурге (+фото)

СЛОВО архиепископа Запорожского и Мелитопольского Луки во время крестного хода с иконой “Пустынно-Глинская” 29.07.2015 в паломническом автопробеге УПЦ Запорожье-Соловки к месту упокоения праведного Петра Калнышевского (скачать аудиофайл)

ВОСПОМИНАНИЯ СОЛОВЕЦКИХ УЗНИКОВ (1920-30 гг.)

***

Архимандрит Порфирий, наместник Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря РПЦ

История Соловков в минувшем веке с предельной ясностью свидетельствует о том, каких страшных масштабов может достигать зло, прорывающееся в мир через людей, сердца которых отпали от Бога. И та же история доносит до нас неопровержимый факт: зло бессильно перед твердым стоянием в правде.

Мужество тех, кто перед лицом мучителей и самой смерти сумел сохранить внутреннюю свободу и человеческое достоинство, выводит исторический опыт Соловков далеко за рамки национальной истории России, вписывает драгоценную страницу в летопись человеческого духа.

Наряду с добропобедными мучениками первохристианской эпохи мы почитаем новомучеников и исповедников Российских – по историческим меркам наших современников и родственников. Их подвиг дает нам силы. Он освещает евангельским светом нашу жизнь, ясно раскрывая ее подлинный смысл.

Зло нередко прячется в красивые одежды, тем самым стремясь быть неузнанным. Чтобы понять его гибельную суть, его надо увидеть обнаженным и безобразным. Именно таким оно предстает в воспоминаниях людей, прошедших «красные Соловки» и другие большевистские лагеря и тюрьмы. Авторы этих воспоминаний – люди разные по возрасту, жизненному опыту, образованию, национальности, религиозности. И пишут они о своем времени по-разному. Но в их воспоминаниях открывается целостная картина добра и зла, подвига и предательства, жизни и смерти.

Книга, которую читатель держит в руках, – непростое чтение. Оно требует от ума, сердца и души большого напряжения и отклика в личном покаянии, изменения убеждений, чувств, поступков. Надеемся, что погружение в историю поможет современнику лучше понять свое время и обрести в нем спасительные евангельские пути.

Все сердце исходит большими слезами,

Закуталась в схиму орлиная мысль…

Прими мою душу на вечную память

В свою светозарно-безбрежную высь…

Прими мою душу, как птицу и зорю,

Под саккос своей необъятной любви.

И грешного странника в вечном просторе

Трепещущим словом опять обнови…

Я в сумрак повергнут и в холод железный,

Ищу, где кончаются скорби концы.

Возьми от скитаний, прими от болезней

Под ноги твои расстилать орлецы…

ПАМЯТИ АРХИЕПИСКОПА ВЕРЕЙСКОГО ИЛАРИОНА

ВОСПОМИНАНИЯ СОЛОВЕЦКИХ УЗНИКОВ ТОМ I

1923–1927

ВОСПОМИНАНИЯ СОЛОВЕЦКИХ УЗНИКОВ ТОМ II 1925–1928

ВОСПОМИНАНИЯ СОЛОВЕЦКИХ УЗНИКОВ ТОМ III 1925–1930

Сойни Е.Г., д.ф.н. Побег в Финляндию Юрия Бессонова

В 1928 г. в Париже был опубликован роман Юрия Бессонова «26 тюрем и побег с Соловков», повествующий о побеге пятерых узников Соловецкого лагеря в Финляндию. Роман принес автору ошеломляющую известность и в то же время вызвал тревогу в чекистских кругах. Это было первое художественное произведение о жизни заключенных в Соловецком лагере. «Я этому парню верю, так не врут», – сказал Р. Киплинг, прочитав перевод романа Бессонова. Киплинг был единственным, кто поддержал Ю. Бессонова в тот момент, когда видные писатели Европы заявляли, что «Побег с Соловков» – это клевета на молодое Советское государство[1]. Поездка А.М. Горького на Соловки и была организована с целью замять международный скандал, а сам роман Бессонова исчез из многих библиотек….

Ловкова В. Линия жизни: Борис Ширяев Ч. 1

Документальный фильм о жизни Б. Н. Ширяева, автора «Неугасимой лампады». Талалай М.Г., к.и.н. В России приходится соединять чудовищные исторические разрывы

Продолжить чтение и просмотр материалов «Воспоминания соловецких узников» на сайте Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря Пресс-служба Запорожской епархии УПЦ

Share:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *